Владимир В. Бибихин: свидетель.

Для меня он интересен именно этим.
свидетельством о 1991-2001,
в письмах, дневниках…

насколько же опошлилось все за последние 15 лет,
стало мертвым
стало неживым,

шутовская, санкционная занавеска опустилась над мордоровской
историей – финита ля комедия, пора закрывать счета и брать визы..
публика потянулось к выходу …

но ни счетов, ни виз не оказалось… – такое уже было? или еще будет?

а в одессе – утро, одесское июньское утро: