Grizzly Man 2005


Из серии: Тарас Бульба (2009) убивает своего сына, с собачьим сердцем.

Если вы очень любите медведей, это хорошо, они вас съедят, это еще лучше.

Пражский моЦарт номер 38, шанель

Без менета, т.е. менуэта (фр. menuet, от menu — маленький).
есть еще minette — кошечка, кошечек не надо, и пастухов из аида – тоже.

Если ты бедный глупец, становись потриотом-попом,
если ты богатый глупец, сдавай, сдавай, сдавай жилье
если ты номенклатурный, но бедный глупец, становись ради хлеба
тем, кем ты можешь. но если ты номенклатурнй и богатый глупец,
становись кем хочешь, только не умным человеком..
об этом я очень прошу.

18 октября 1786 года родился третий ребенок. Умер 15 ноября.

19 января 1787 года, концерт в Праге.

Никогда еще театр не был так переполнен, как в
этот раз, его божественная игра вызвала невиданное доселе единодушное восхищение. Мы и вправду не знали, чем. больше восхищаться — необыкновенным сочинением или необыкновенной игрой. И то и другое вместе произвело на наши души такое совершенное впечатление, какое можно сравнить со сладостным волшебным
очарованием».

Об этом концерте сообщают также, что Моцарт в заключение, идя навстречу желаниям всей
публики, импровизировал на тему «Мальчик резвый, кудрявый» из оперы «Свадьба Фигаро».

пс. вступление, обычно призванное подготавливать основной материал произведения, в «Пражской» симфонии Моцарта выполняет противоположную функцию. Медленное, постепенное нагнетание драматизма, трагические контрасты, включающие «шаги Командора», (причем даже в тональности d-moll), и совершенно неожиданная развязка: начало темы Allegro в солнечном D-dur’e (подмена ожидаемого). Концепция – противоположная романтизму, ибо внезапный скачок смысла происходит с доброй целью: устроить сюрприз, продемонстрировать временность и быстротечность трагического (даже в случае медленного и, казалось бы, затянутого вступления, как в «Пражской» симфонии). Граница же их разделяющая, так же, как и у романтиков, тонкая, ибо переход от добра к злу, от света к мраку, от жизни к смерти часто бывает мгновенным и в музыке подобные переходы как в одну, так и в другую сторону имеют общефилософский смысл. Венские классики предпочитают ошеломляющий выход из трагической сферы, романтики же, наоборот, стремятся показать столь же ошеломляющий вход туда.

Неожиданное

Взял и .. (с чего бы то?) поставил Мертвый сезон (1968).

Рудольф Иванович Абель (Вильям Генрихович Фишер) (+ 1971) говорит, почти по-русски.

Напомнил мне Адылхана Аббасовича Будагова (+ 1998), не только
говором, но и общим строем мысли, так сказать. Адылхана убила пост-советская власть,
армия-нищета-унижения-строй мысли.

Абель занимался, в конце жизни, подготовкой разведчиков-нелегалов, а Алик
был просто нелегалом, не разведчиком, но очень надежным товарищем.

Почему вспомнилось? не знаю.

шизоидное.

шизоиды отличны от истерков, плохо с ними уживаются, антагонисты, недополнительные.
истерики ориентированы на власть и, ввиду неуверенности, нечувствительны к правде, неподкрепленной авторитарностью. Естественно им нравится тоталитаризм, как вождизм.
Это не всегда мужское, и не совсем женское.
зы. тоталитаризм вполне может выступать под знаменами борьбы против тоталитаризма,
чаще всего так и происходит.

Кажется, что как породы зверей, кошек или собак, истерики хорошо понимают друг друга,
могут найти общий язык и нуждаются, как вожди и лидеры в .. (как там у Римана) в ненавязчивых и, в общем, способны окрутить и использовать депрессивных.

шизоиды же чувствуют угрозу утраты индивидуальности и тоже на животном уровне
отвергают непомерное Эго истериков, не всегда отдавая себе в этом отчета.

Это сказываетя, например, в нежелании погружаться в подкладку текстов истеричных натур. это страх потерять я, растворится в блеске и напористости активных жизненных
позиций гипнотизеров. Тем более, что подкладки то этой и нету, в некотором смысле.
Оригинальности мало.

За каждым текстом, небанальным, стоят некие эмоции и силы, некий образ мыслей.
вероятно бес-человечность, стоящая за истерическими текстами вызывает тревогу,
такие тексты тоталитарно высасывают все что можно из того, что было и желая
утвердить и сохранить свою форму и значимость не оставляют естественных вопросов,
не пробуждают, а утверждают.

но есть и другое, темное еще в большей степени, трудноформализуемое – почему,
просто чтение, быстрое, неосознанное, без понимания конкретных утверждений и пропусками деталей, чтение текстов выдающихся авторов оставляет нечто в душе и в голове, некий строй и направление мысли, что ли, сам порядок изложения и оригинальность, естественность, порой, неясных и непричесанных мыслей…
тексты либо призывает к неторопливости и соцерцательности, либо к борьбе и победам.
призыв к мысли не звучит громко, это некая легкая мелодия, а не марши и аллегро с огнями.

Риман


Истерические личности живут в псевдореальности, и это проявляется в различных областях жизни. Вопрос подлинности представляет для них центральную проблему, будучи внутренним отражением их бегства от реальности в «роль».

Религия воспринимается ими легко, при этом они не обязательно веруют и посещают церковь из чистого прагматизма, потому что так принято. Для них показное важнее истинного, им достаточно соблюдать внешнюю форму. Мысль о том, что раскаяние и исповедь избавляют от грехов, и поэтому можно снова стать невинным, как младенец, кажется им прекрасной. Для них характерно представление о своем, персональном, Боге, который в их понимании является любящим отцом, иногда дающим указания своим детям. Они во многом остаются по-детски незрелыми, наивными и верящими в чудеса, обольщаясь различными предсказаниями и обещаниями выздоровления. Они готовы оказать помощь другим, если это не требует какого-либо напряжения и серьезных усилий с их стороны. Они становятся приверженцами различных сект, где удовлетворяются их потребности в сенсациях. В области этики они имеют сходные наивно-необязательные установки. Возможность найти козла отпущения и свалить свою вину на другого используется ими очень широко. Из-за того что им не свойственны самостоятельность суждений и самокритика, они редко учатся на своих ошибках.

Они во все привносят движение, сотрясают застоялые, устаревшие догмы, преодолевая их с помощью большой силы убеждения и сознательно используя свою привлекательность. Они ничего не воспринимают серьезно, за исключением, быть может, самих себя, потому что Я для них — единственная реальность в жизни. Им присущи сильные импульсы самоутверждения, и они более способны вносить в ситуацию динамическое начало, нежели терпеливо, планомерно и выносливо добиваться результата. Однако именно их нетерпеливость, любопытство и неотягощенность прошлым опытом иногда дают им шанс увидеть и охватить то, что недоступно другим, и тем самым расширить границы человеческих возможностей и познания в целом. Они смотрят в будущее с отвагой и своенравием авантюристов, видя смысл жизни в том, чтобы сделать ее богаче, интенсивнее и изобильнее.

Астролого-психолог

И мы всегда хотим, как шизоиды, которые боятся утраты собственного Я, отстраниться от чрезмерной близости человеческих контактов; как депрессивные из страха перед отделением и одиночеством — оставаться зависимыми; как личности с навязчивостями из страха перед переменами и преходящим — цепляться за привычное; и наконец, как истерики из страха перед необходимостью и окончательностью — стремиться к новому

ПС. Много верного. Особенно любопытно читать про свой тип гггг,
хотя найдено и скопировано в результате истерико-шизоидного конфликта, очень характерного.

Основой личностной структуры шизоидов является нежелание вступать в близкий контакт с окружающими. Они интересуются по преимуществу абстрактно-теоретическими проблемами. Особенно часто среди них встречаются представители точных и естественных наук — астрономы, физики, математики и инженеры и т. п. Если речь идет о науках, обслуживающих человека, то это обычно те дисциплины, которые не связаны с непосредственным общением: психологическое тестирование, работа с микроскопом или рентгеновской аппаратурой; если речь идет о патологии, то чаще всего это патологическая анатомия. Душевные проявления шизоиды легко объясняют как совокупность физиологических рефлексов. Вслед за Шопенгауэром они могут сказать: «Дорогой Бог, если ты есть, спаси мою душу — если она есть». Их психология зиждется на едва скрываемых желаниях. Если они врачи, то чаще исследователи, нежели практики. Весьма часто у них обнаруживается особое отношение к психиатрии и смежным с ней дисциплинам; как теологи они склонны скорее к религиозной науке, чем к практической работе священника. Часто они уходят от людей к животным, растениям или минералам и исследуют мир с помощью приборов, усовершенствующих органы чувств: телескопов или микроскопов.

Александр Солодовников

Свершает ночь свое богослуженье,
Мерцая, движется созвездий крестный ход.
По храму неба стройное движенье
Одной струей торжественно течет.
Едва свилась закатная завеса,
Пошли огни, которым нет числа:
Крест Лебедя, светильник Геркулеса,
Тройной огонь созвездия Орла.
Прекрасной Веги нежная лампада,
Кассиопеи знак, а вслед за ней
Снопом свечей горящие Плеяды,
Пегас и Андромеда, и Персей.
Кастор и Поллукс друг за другом близко
Идут вдвоем. Капеллы хор поет,
И Орион, небес архиепископ
Великолепный совершает ход.
Обходят все вкруг чаши драгоценной
Медведицы… Таинственно она
В глубинах неба, в алтаре вселенной
Века веков
Творцом утверждена.
Но вот прошли небесные светила,
Исполнен чин, творимый бездны лет,
И вспыхнуло зари паникадило,
Хвала Тебе,
явившему
нам
свет!
1940
Колыма. Зима.
Ночная смена

Мария Юдина

Однажды в Радиокомитете раздался телефонный звонок, повергший в состояние ступора всех тамошних начальников. Звонил Сталин. Он сказал, что накануне слушал по радио фортепьянный концерт Моцарта № 23 в исполнении Юдиной. Спросил: существует ли пластинка с записью концерта? “Конечно, есть, Иосиф Виссарионович”, – ответили ему. “Хорошо, – сказал Сталин. – Пришлите завтра эту пластинку ко мне на дачу”.

Едва была повешена трубка, руководители Радиокомитета впали в дикую панику. Дело в том, что на самом-то деле никакой пластинки не было, а концерт передавали из студии. “Но Сталину, – рассказывает Шостакович, – смертельно боялись сказать “нет”. Никто не знал, какие будут последствия. Жизнь человеческая ничего не стоила. Можно было только поддакивать”.Ут

Срочно вызвали Юдину, собрали оркестр и ночью устроили запись. Все тряслись от страха. И только Юдиной, как пишет Шостакович, было море по колено. Дирижёр от страха ничего не соображал, пришлось его отправить домой. Вызвали другого – та же история: сам дрожит и сбивает оркестр. Только третий дирижёр смог довести запись до конца. Это был уникальный случай в истории звукозаписи – смена трёх дирижёров. К утру запись была наконец готова. На другой день в сверхсрочном порядке была изготовлена пластинка в одном экземпляре, который и отправили Сталину.

Но история на этом не закончилась. Через некоторое время Юдина получила конверт, в который было вложено 20 тысяч рублей – огромные по тем временам деньги. Ей сообщили, что это сделано по личному указанию товарища Сталина. И тогда она написала Сталину такое письмо: “Благодарю Вас, Иосиф Виссарионович, за Вашу помощь. Я буду молиться за Вас денно и нощно и просить Господа, чтобы он простил Ваши прегрешения перед народом и страной. Господь милостив, он простит. А деньги я отдам на ремонт церкви, в которую хожу”.

В это трудно поверить. Сказать такое вождю… “Слова её звучали неправдоподобно, – пишет Шостакович. – Но она никогда не лгала”. Свой рассказ об этой невероятной истории Шостакович заключает так: “С Юдиной ничего не сделали. Сталин промолчал. Уверждают, что пластинка с моцартовским концертом стояла на его патефоне, когда его нашли мёртвым”.

———–

Ладно, вожди и музыка, тема, тоже.
Ленин – Бетховен, Аппосионата, допустим
Сталин – Моцарт, 23, вторая часть,

очень красива
, не слушал раньше. нежно, дождь или слезы, и …
та самая чичеринская меланхолия…

А вот что найдут у современных ХХХ – неужто металл?
глубоко в … фиолетовый, от черной мессы?

Веселые люди




Третий пишет о Втором, и говорит, что Четвертый и Первый понимали … ага.

к отцу 21 декабря 1778 г. «A propos:* что этим хотят сказать? — веселые сновидения? Что касается сновидений, то что мне до них! Ведь нет ни одного смертного на всей земле, который бы хоть раз не грезил! Лишь веселые сновидения! Спокойные сновидения, подкрепляющие сладкие сновидения! Вот оно что! Сновидения, которые, если бы они действительно существовали, сделали бы мою более печальную, чем веселую жизнь страстной».

«Один из тонких знатоков его музыки, Стендаль уже сто лет назад ядром моцартовской музыки считал меланхолию. Только теперь, после того, как три поколения были бессмысленно глухи к этой скрытой в творениях мастера стихии, вдумчивые натуры начинают на нее указывать! У Джордано Бруно есть изречение: в печали весел, в веселье печален. Артур Шопенгауэр в своей книге, ссылается на эти слова, когда говорит: «Но в общем и целом меланхолия, присущая гению, основывается на том, что воля к жизни,— чем она яснее озаряется интеллектом, тем отчетливее обнаруживает бедственность своего состояния. Печальное настроение высоко одаренных людей, которое так часто было в них отмечено наблюдателями, имеет для себя эмблему в Монблане с его вершиною, почти :егда закутанною тучами; но иногда,— чаще сего утром,— это облачное покрывало разрывается и тогда гора, розовея под солнечным сиянием, со своей небесной высоты, из-за облаков смотрит на Шамуни; и это дает такое зрелище, при виде которого сердце всякого в его глубочайшей основе начинает подниматься. Таким образом, почти всегда меланхоличный гений в редкие мгновения обнаруживает вышеописанную, только для него возможную, вытекающую из совершеннейшей объективности духа, своеобразную ясность, которая, как светлые лучи, ложится на его высоком челе. In tristitia hilaris, in hilaritate tristis».

ps. 3 декабря 1777 г.
Прежде чем написать Вам, должен сходить во двор.. Теперь дело сделано!
Ах как стало снова легко на сердце! Словно камень с души свалился! Теперь
снова можно лакомиться! Если опорожнился, то можно жить в свое удовольствие…

Будьте отменно здоровы и всегда любите меня. напишите мне поскорей, потому
как страшный холод на дворе. Обещание сдержи, а не то меня стошнит.. я тысячу
раз целую Вас и остаюсь взорвусь и провалюсь

Брат Ваш, Вам преданный до гроба
В.А. Моцарт
сегодня не Сретенье при чудной и плохой погоде
1777 пишу в ночи
отныне и во век …………… трудное дело посрать

Аминь!

Но и в этом случае я бы сильно рисковал, так как едва ли кто-нибудь может стать рядом с великим Моцартом. Ибо если бы я мог втиснуть в души всех любителей музыки, в особенности вельмож, неподражаемые творения Моцарта так глубоко, с тем музыкальным пониманием и той глубиной чувств, с которыми, я их понимаю и чувствую, то все народы оспаривали бы друг у друга обладание таким сокровищем. Прага должна заполучить этого ценного человека, но также и вознаградить его, потому что без этого жизнь великих гениев весьма печальна и не ободряет новые поколения вступать на путь дальнейших устремлений, из-за чего, к сожалению, уже так много многообещающих талантов оказалось внизу. Меня возмущает, что этот единственный в своем роде Моцарт все еще не ангажирован ни при императорском, ни при королевском дворе. Простите меня, если я несколько вышел из себя: я слишком сильно люблю этого человека